?

Log in

No account? Create an account
 
 
27 Апрель 2018 @ 22:42
вот оно какое - неигровое  
На прошлой неделе Центр Документального Кино собирался запустить онлайн-кинотеатр, да Роскомнадзор дотянулся до проекта своими кривыми блокировками. А незадолго до этого был занятный текст команды ЦДК с советами по просмотру. И после прочтения статьи мне подумалось, что если я чему-то и научилась во ВГИКе, так это просмотру неигровых фильмов. Ну действительно, до начала учёбы количество подобных отсмотренных картин было не больше десятка (чисто телевизионные проекты и тем более сериалы не в счет). "Обыкновенный фашизм", "Боулинг для Колумбины" да Queen Live at Wembley '86 - из самого знакового - впервые увидела по тв. Трудно было себе представить, что документальное кино можно снимать для большого экрана и что его при этом, кхмм, интересно смотреть.

Курс по неигровому кино это заблуждение развеял. Я узнала, что занятными могут быть и умело смонтированная хроника, и съемки животных, и ленты о более чем странных научных теориях. Что в неигровом кино авторского решения иногда поболе, чем в игровом. Что из-за этого не бывает идеального документа - слепка эпохи, это всегда очень субъективное видение, даже в те моменты, когда речь идет о всевозможных обобщениях.

Вот тут список неигровых фильмов, которые я отсмотрела к данному моменту. А здесь оставлю несколько своих любимых примеров. Это никакой не топ, каждая вещь хороша в своем своеобразии. И есть небольшое допущение - научно-популярные фильмы, которые вполне могут быть игровыми, как прекрасные короткоментражные работы Семена Райтбурта, а могут таковыми не являться. Строго говоря, это иной вид кино, но нам во время учебы позволительно было их смешивать.

Хронос (Фрике)/ Микрокосмос (Нуридзани, Перену)
Наблюдение за очень большими и за очень малыми формами, рукотворными и живыми. Без комментария, чистый монтаж. Можно просто любоваться показанным и воспринимать его как обычные видовые картинки или такие скринсейверы для релаксации. Можно рассматривать объекты в осознании - они тоже здесь и сейчас! Можно выстраивать собственное логическое обоснование смены последвательностей  (и сталкиваться с разрывом шаблона). В отличие от трилогии Кацци, эти две картины и им подобные (Барака, Самсара) без трагедийно-обличительного пафоса, немного про вечность в  скромном человечьем понимании.





Перед судом истории (Эрмлер)
Писала об этом фильме сразу после просмотра. Это заочное столкновение чекиста, склонного к натурализму, каким был Эрмлер, и националиста, монархиста и антисемита, каким был Шульгин, надо видеть. Белые начинают и выигрывают, а заказной фильм запрещают к показу. Вышеназванные характеристики Василия Витальевича совершенно не совпадают с моими взглядами, но это не повод не замечать логики его убеждений.



Блокада/Аустерлиц (Лозница)
О втором фильме, думаю, напишу к 9 мая, когда пойдет очередная волна "никто не забыт". Но можно смело смотреть в паре. А первый фильм - это оживление хроники окруженного Ленинграда. Не комментарий, а озвучание. Совершенно повседневными звуками, у которых отдельная драматургия - постепенное исчезание по мере усиления блокады. Пропадает звук моторов, звонки трамваев, не так часто слышны голоса. Все берегут силы, все стараются выжить. То, что так любит любое искусство, - попытка понимания другого (человека, эпохи) через прочувствование опыта.



Мамочка не позволяет (Рейш, Ричардсон)
Английских "рассерженных" пока не очень люблю, а вот "свободное кино" мне у них нравится. Если мы про себя не снимем, то кто же еще? Фиксация действительности и одновременная рефлексия. Вызов истеблишменту с указанием направления для отступательного движения и призыв к другим юным и страждущим. Очень выразительный манифест поколения, первого дорвавшегося до легких дешевых камер.


Замки на песке (Бронштейн, Видугирис)
17 минут детства. Здесь главное отловить и посмотреть на игру двух взглядов - взрослого и детского, наблюдателя и строителя. И подумать о всех предшественниках - открывателях детской темы (от неореалистов до представителей всеевропейских новых волн).



Высший суд (Франк)
Никак не могу найти первую часть - До опасной черты, про само преступление (попытка ограбления и убийство). А эта - не столько про наказание, сколько про шанс разобраться в человеке, воскресить совесть. Диалог между автором и героем, уровень искренности и доверия - это очень непростая материя. (а для участников недавней рулетки, особенно для тех, кто писал про "Человека из мрамора", интересен будет ранний фильм Франка Без легенд).



Ночь и туман (Рене)
А это тот пример публицистики, который идет с безапелляционным комментарием. Здесь две авторские задачи: оценить трагедию концлагерей и призвать к недопущению ничего подобного впредь. Воспоминания еще свежи, взволнован голос. (из недавних работ на ту же тему - Наступит ночь Сингера).



Воспоминания о будущем (Райнль)
Если до этого фильма вы ничего не знали о теории палеоконтакта в трактовке фон Деникена, то теперь будете знать всё! (а также догадаетесь, откуда ноги растут у одной эмоциональной фразы в Планете бурь). Это такой очаровательный пример некритического мышления, сродни "Прометею" Скотта. А с другой стороны - совершенное неверие в силы и возможности homo sapiens, который ну ничегошеньки не мог сделать и придумать без посторонней помощи с Сириуса. В сериале, который выйдет позже, фон Деникен уже настойчивый пропагандист, и разбирать по косточкам его хромающую методу куда легче. А на кадре, ессно, инопланетный двигатель, а не археологический артефакт, как вам могло привидеться.



Голландец (Хаанстра)
Широка страна моя родная! Это одновременно и документ времени, и страноведческие зарисовки (которые для иных зрителей не меньшая экзотика, чем Индия или Перу), и намеки на менталитет. В кино с идейно выверенной концепцией (они плохие, а мы не просто хорошие, мы лучше всех!) таких отрешенных гармоничных кадров и не встретишь.



Падение династии Романовых (Шуб)
Всё снято уже до нас: Эсфирь Шуб показала, как можно работать с задолго до тебя снятым и, казалось бы, совершенно бесстрастным документальным материалом. Это же просто новости дня, киножурнал: выход царя к народу, развлечения императорской семьи, а вот уже и дума собирается, а вот какие-то эшелоны едут, кажется, на запад. Знакомые всё лица, понятные ситуации, но опытной рукой монтажера поставленные в такую последовательность, что трудно не согласиться с неизбежностью прихода большевиков к власти. Но тут можно стряхнуть морок, вернуться к Шульгину и попытаться поспорить.