?

Log in

No account? Create an account
 
 
02 Апрель 2018 @ 23:52
кино марта  
Из пересмотров - Умереть во имя (возвращение к внезапно выразительному профилю Феникса), Магнолия (в рамках мини-ретроспективы Андерсона) и Завтрак у Тиффани (после книги особенно понимаешь, что многое решает стиль).
Но вообще главное впечатление месяца - феерически плохое устроение ретроспективы, которая внезапно (facepalm) для организаторов совпала с предпоказом "Гоголь. Вий". Первый раз ждала сеанса в зале час. И да, были те, для кого чувство голода оказалось сильнее ожидания эстетического наслаждения. А на "Магнолии" на экран проецировались хвостики праздничных шариков, все три часа. Это называется "ради зрителей мы ушли от малых залов и плохого экрана в Горизонте".

Секретное досье. 6. Столичная газета проигрывает конкуренцию нью-йоркскому изданию. Им бы не светскую хронику освещать, а раскрутить действительно крупную новость. И такая находится: досье бывшего министра обороны с реальными цифрами по войне во Вьетнаме.*Ладно сваренный броневичок для пафосных речей на различную тематику даже без попытки их маскировки (под внутренний монолог хотя бы). Самые неловкие – из уст героини Стрип (и профеминистская, и про свободу слова).*Журналистского расследования нет (нет даже попытки узнать, подлинное ли досье, попавшее в руки редакции – настолько велико желание героев нагреться на сенсации, утереть нос ньюйоркцам и выгулять пальтишко сторожей демократии). Из всех драматических линий самая трогательная – взаимоотношения Брэдли и клана Кеннеди.*Интересен острый ракурс сверху, появляющийся в диалогах между Грэм и давящими на нее мужчинами.
Макбет (2013). 6. По пьесе Шекспира, без вариаций.*Обыгрывание сцены - небольшого церковного пространства: все декорации – ворота и алтарь. Игра практически вся в проходе, а ворота нужны для эффектов (появление ведьм, шутливый привратник).*Тем больше нагрузка на актеров – Кингстон взволновано прекрасна, а скороговорку Браны невозможно слушать.
Приключения Тиля Уленшпигеля. 6. По роману Ш. де Костера.*Из всей книги взято всего несколько фрагментов (гибель родителей, одно шутовство и одна проказа). Переправа, покушение на принца и наказание «рыбника» - вольная интерпретация. Событий не густо, их пытаются раскрасить (в буквальном смысле) множеством вещей (насыщенные интерьеры и в домах простолюдинов, и в залах вельмож, не выглядящие как новодел; разнообразная одежда). Добавляют трюков, но они в «индийской» манере. По сути одной связной линии нет (и приключения, и романтика даются фрагментарно), Жерар Филип староват для роли Тиля, но картина держится благодаря живой костюмности (танцы возле майского шеста, гонки по льду) – возможно, это вклад Иверса.



Проект Флорида. 6. здесь
Рудольф Нуреев (1991). 6. Путь танцовщика – от детских попыток до зрелых экспериментов.*Фильм, построенный только на интервью и авторском тексте. Много записей разных выступлений. *В изложении самого Нуреева «побег» был почти спокойным и легким, никаких «прыжков» (ср. с версией в фильме 2015 г.).*Особенность времени: об отношениях с Бруном – мельком, только в профессионально-дружеском контексте, весь акцент лично-романтических отношений – на Фонтейн.
Ночи в стиле буги. 6. Взлеты и падения звезды порноиндустрии Дирка Дигглера.*Проблемы порнокино близки проблемам большой индустрии (поиск финансирования, переход на видео, новые жанры).*Нет авторского морализаторства, поэтому сюжет воспринимается комично, особенно финальная гармонизация.

Много шума из ничего (2012). 6,5. По пьесе Шекспира, вариация – наши дни.*«Промежуточный фильм» (за 12 дней, параллельно «Мстителям»), дома у Уидона, к концепции полной универсальности классики. Отказ от костюмного фильма с сохранением композиционных «костюмов» иногда напоминают попытки вписать круг в квадрат (особенно вольное поведение дона Хуана). Расположение двух т.н. воинов до свадьбы в детской – комично и образно.
Живой труп (1928). 6,5. По пьесе Л.Толстого.*Проблему переработки пьесы для немого экрана (значительно сократить диалоги и оставить драматизм) решают за счёт монтажа образного перечисления (за монтаж отвечал сам Пудовкин): купола (город; Синод; право); элементы статуи правосудия (равновесие, слепота и «слепота», равнодушие); посетители кабака.*Выбор идеализированного героя, который одновременно и страдает, и мараться не хочет, и тешится своим самопожертвованием, больше говорит о писателе, чем о системе, которую хотелось обличить.
Рудольф Нуреев: Танец к свободе. 6,5. О том, что предваряло гастроли Кировского балета на Западе и как закрутилась вся история в Париже.*Интервью + реконструкция – докудрама с элементами эксклюзивности (запись интервью Клары Сент). В роли Нуреева – премьер Большого театра Артем Овчаренко (исполняет тот же репертуар, от классической романтики до «Аполлона» Баланчина). Интервью артистов Кировского – сейчас это та же реконструкция другого сознания из другого времени.*Сама история невозвращения – сильный сюжет о должной гордости и раннем самосознании.

Дрис. 7. Создание коллекций вместе с Дрисом ван Нотеном, сезон за сезоном. От выбора тканей до периода расслабления после показа. И снова к коллекциям.*Сюжет – не один сезон, не «поработали, перенапряглись и можем ничего не делать». К началу создания третьей коллекции (которая, как объясняет модельер, пересекается с четвертой), начинаешь понимать, в каком невероятном темпе живет герой. И чтобы выдержать это, надо быть человеком определенного склада. По-настоящему творческим, полным идей (что видно при любом обсуждении коллекций на любом этапе) и очень внимательным и расчётливым (разговор о планировании отпуска). Один тип личности и в работе, и в частной жизни. Следование камеры везде и фиксация реакции, даже когда герой выставляет границы.*В создании каждой коллекции рассказывается о чём-то новом: выбор ткани для одной, выбор принтов  и основного цвета – для другой, создание вышивки. Без излишней драматизации в духе Project Runaway, после шоу сюжет фильма кажется  даже флегматичным.*Для ретроспективы (значимые коллекции) не требуется реконструкция – всё показы уже запечатлены на пленке. Комментарии дизайнера: чего хотел добиться (работа с новыми материалами или стилями) и как отреагировала на это целевая аудитория (оценки критиков и довольно прагматично – раскуплена коллекция или нет).
Леди Бёрд. 7. Кристине не нравится ее имя, ее мама, ее школа и будущий колледж. Ей нравятся мечты о Нью-Йорке, отец и симпатичные парни. Она пойдет на всё, что бы заполучить желаемое.*Возможно, это «новая искренность»? «Человек неисключительный в неисключительном состоянии»? «Искренность» и в том, что гг проговаривает многие свои эмоциональные состояния. Но очень узконаправленно: отношения с матерью, отношения с бойфрендами. То, что ее травмирует. Но не свои выходки (кража журнала, разукрашивание чужого автомобиля, расставание с лучшей подругой) – то, чем она травмирует. Нацеленность на проговаривание, но не на наблюдение, такой экстравертный взгляд на мир, - и в монтаже, и в композиции (много укрупнений вместо внутрикадрового и внезапностей событий, необоснованные скачки тз). Характеры героев остаются неизменными от и до. *Но полбалла за то, что тест Бехдель проходит спокойно.
Дневник Гуадалканала. 7. Одно из подразделений американской армии участвует в битве за Гуадалканал. Жизнь и героизм солдат глазами военного журналиста, от высадки на острове до полного контроля над ним.*Цели похожи на те, что в этот же период в советском военном кино: визуализация радиосводок. Зачем нужна операция, как проходит, местные особенности. Но здесь взгляд только с одной стороны, без карикатур на японское командование. Также задается образец поведения с пленными, поведения полкового священника, героизма и стойкости. И при этом – абсолютно не патетический разговор во время бомбежки о боязни смерти.*Журналист заявлен в начале (фильм – по роману), но он растворяется в тз других героев. Разброс (многогранность): возрастной – юнец, англосакс – латинос, горожанин – деревня. Каждый узнаваем в своей шаблонности. Через эту многоликость, через пейзажи просвечивает «Тонкая красная линия».
Женщина, не стоящая внимания. 7. Компания Classic Spring, по пьесе Уайльда.*Прогресс идей (из прошлого в настоящее) на лицо: ребенок вне брака – не повод уходить в отшельницы, самостоятельное зарабатывание на жизнь – обычное явление. От манипуляций в браке никто, правда, не отказался. Забавна просьба Эстер разделить с ней бремя денег – переверыш счастливого замужества.*Лорд Иллингворт (Роуэн) фразами-афоризмами  выстраивает свою позу, но она напряженная, неуверенная, шаткая. Оллонби (Филдинг) на его фоне просто несокрушима.
Осенние туманы. 7. Поэтическая зарисовка авангардиста первой волны о расставании и просветлении.



Тебя никогда здесь не было. 7,5. Джо – своеобразный фрилансер. Скотч и молоток – самые надежные инструменты для получения информации и наказания виновных. После очередного задания он оказывается в ситуации, выходящей из-под контроля.*Самая странная рецензия - здесь. *Если «Кевин» о женской «коробке», то этот фильм – о мужской. Даже замечание Смирнова про «избыточно большого Хоакина Феникса» - из этой серии: требование визуального стереотипа, объективация и неприятие бодипозитива (хотя здесь Феникс не намного больше, чем в «Запретной дороге»). Подобное замечание – из ежедневного невидимого давления: быть стройным, быть сильным (и физически, и душевно), кормить семью и т.д. Такой стандартный комплекс требований, который давит на психику (а снять напряжение нельзя, потому что этот же комплекс предполагает запрет для мужчин на рефлексию и эмоциональное выражение). Из видимого давления – только флэшбэки из детства (причем отец проявляет насилие без гендерного различия). Требование гипермаскулинности – это насилие (так же как и по отношению к  Нине требования гиперфеминности). И для Джо выход из «коробки» - после разрыва шаблона: Нина выполнила роль сильного взрослого.*Давление ведет к неврозам: от вымещаемой агрессии (причём на тех, на ком допустимо вымещать – на охране притонов, на педофилах) до мыслей о самоубийстве. И Джо, и Нина до встречи не живут – прячутся (хотя счёт может быть и не игровой считалкой, а отсчётом пробуждения от гипноза, например). В конце, после разрыва написанных для них правил, они впервые в жизни вольны делать то, что им хочется, уехать в любое место.*Вопросы Смирнова к странной драматургии и пожелание перемонтажа – неумение воспринимать дедраматизацию и требование «женской»/подростковой проговариваемости. Дело не в детективной интриге (Нину даже особо искать не приходится), не в экшене боевика (нет прямого взгляда на насилие), а в проживании чужого опыта. Как в «Дюнкерке», но без аттракциона и экстремальности ситуации – обычный невидимый, нерефлексируемый опыт. То, чему учил неореализм, а потом и «новая волна», и прочие.